шар 20 см на елку . гирлянда на уличную елку

Cowes to St. Malo race

В Каусе полным ходом идет подготовка команды клуба 600Nm к очередной квалификационной гонке. Артем Брум, наш квотермейстер (да-да, его боялся сам Флинт), тем временем художественно оформил свои впечатления от предыдущей квалификации — гонки Каус — Сан Мало:
Самые интересные предложения всегда падают с неба, разбивая все твои планы и вынося тебе мозг. Слово Фастнет не давало уснуть примерно неделю, английскую визу пришлось пробить напролом путем Премиум Сервиса в питерском визовом центре.
И вот самолет приземляется в Англии, в самый разгар лета. Садимся в автобус ехать на побережье, и начинается ливень стеной. Добро пожаловать в Англию! Не тут то было. Точнее, у всех было. (на 11 человек на двое суток в море одна бутылка портвейна… Илья, спаситель, спасибо!!!) То есть все члены экипажа экипированы были для нормального английского лета — т.е. на дождь при температуре +10.
Зимние шапки на лавировке, двое суток в любимых сапожках — тапочках и т.д. Завтрак в аэропорте позволил без запинки по прибытию в Каус оказаться на яхте. Она уже стояла под парами. То есть с заваленным кокпитом парусами. Англичане хитро ухмылялись в непромы.

Приехали русские из тайги, где и моря-то нет, принимать яхту Grand Prix Ocean Racing. Чтобы сразу расставить точки над И я выдернул им все леерные стойки из стаканов — они не были законтрены. Потом руками раскрутил мочку оттяжки гика и мочку каретки гика шкота. Англичане перестали улыбаться. Тогда мы достали паруса, и после приемки оных, попросили все эти матрасы отнести в ремонтную мастерскую. На что последовал ответ, что квалификация, это квалификация. Вы сначала в море сходите, а потом про качество парусов умничайте.

Стало понятно, что несмотря на честные с нашей стороны финансовые поступки нам не доверяют на палубе. Не смущаясь подобной комбинацией, мы быстро собрались на тренировку. При запущенном двигателе на яхте с неба (а точнее с парома) появился Расим Полоскин — координатор всего проекта. Кворум на борту был признан состоявшимся, и мы двинули в Солент. Там уже разминалось перед завтрашним порядка 15 яхт. Постановка грота, генуи. Штормовая генуя №3.
Сегодня просто вкатываемся в лодку, объясняет Филипп Кребин — наш английский шкипер. Начинаем лавировку. Благодаря короткому стакселю на поворотах вводим технику работы сразу ручкой лебедки, без свободного выбирания шкота. Англичанин первый раз за день удивился, что русские умеют что-то делать на палубе.
Следующая вводная — уваливаемся на знаке, ставим генакер. Все расставлены по местам, генакер без заминки взлетает в точку. Опять все четко. Филипп продолжает удивляться. Поступает его недвусмысленное предложение крутануть пару фордачков, с явным намеком на проводку второго генакер — шкота. Но увы, он заведен верно — с наружней стороны для джайба снаружи. Два джайба были выполнены удовлетворительно — сказывалось, что команда только сегодня слезла с самолетов, и половина еще подписывала счета в голове, а не гонялась на яхте. Однако наш шкипер удовлетворенно кивнул головой, и мы повернули в Каус. Результат тренировки — паруса понесли в мастерскую — устранять наши замечания.
Итак, ужин, разбор полетов, обсуждение расписания вахт. Филиппу предложили роль свободного от вахт шкипера, он сказал, что вряд ли… Забегая вперед, Филипп расслабился в гонке до состояния, что отдавал нашей команде лодку на 2 — 3 часа и спокойно шел спать на любой вахте.
Утро. Закупаем продукты. Старт гонки в 15.00. Гоняются несколько русских команд — клуб Кабестан, ребята из Саратова, из Новосибирска. Приятно. Начал подтягиваться серьезный флот. Прилетели Class40, как обычно с безбашенными французами. На пирсе напротив заряжают Транспак, народ медленно и чинно распаковывает J 133, которые осенью прошлого года «вынесли» Rolex Middle Sea Race. Суровая, серьезная публика. Про погоду никто не говорит — дует как обычно в Англии 25 — 35 узлов. Наши штурманы считают и оптимизируют маршрут — предъявляя Филиппу нашу навигационную самостоятельность. На борту все распределено: группа тактики — Старший Расим Полоскин. Основной штурман — Родион Полоскин. Запасной штурман — Илья Прусов. Группа ведения лодки — Евгений Жеребенков, Борис Омельницкий, Артем Брум. Остальной экипаж по штатному расписанию. Самое интересное, у англичан считается, что баковый — это низшая !! ступень в парусной карьере. Как бы нам хотелось спокойно сидеть на борту и не переживать за работу наших баковых!!
Все. Стартуем. С серьезной перестраховкой по парусам. Штормовая генуя №3 и ряд рифов на гроте. Забегая вперед, скажу, что после финиша Филипп сказал, что если бы он знал квалификацию русского экипажа, он стартовал бы на полном гроте и боевой генуе №3.
Наша стратегия на эту гонку — дойти до финиша во что бы то ни стало. Пройти квалификацию для участия в Фастнете, а не героически сломаться на пути к финишу. Поэтому все сообща безоговорочно приняли политику сбережения яхты в ущерб максимальной скорости. Однако гены пальцем не раздавишь, лодка полетела вместе с угольными и кевларовыми машинами на перегонном дакроне. Сказывалась порода — прекрасная ходкость даже на недогруженной парусами яхте.
Так мы обогнули остров Уайт с востока в полный бейдевинд, идя плотной группой все вместе. Обогнув остров, нам предстояла лавировка до Франции. И вот здесь за дело взялись тактики — расчет, куда уходить — в море или в берег, с учетом течения и полученного прогноза. Было принято решение накидывать в море, чем мы и стали улучшать свои позиции во флоте, ведя лодку в расслабленном режиме по нагрузке на рангоут и паруса. Филипп распорядился разбиваться на вахты, т.к. для этой квалификации также была поставлена задача понять состав и работоспособность вахт в оффшорной гонке.
Жизнь на яхте начала входить в нормальное оффшорное русло. Кто-то не мог забраться на наветренную койку, очередной волной его отрывало от койки и бросало вниз, кто-то в третий раз пытался достать свою кису — киса неумолимо убегала от хозяина, а шкипер жевал шоколадные батончики, готовясь к ночной лавировке.
Штурманы колдовали над поворотами, команда бодро их крутила. Ночью попытались поменять геную №3 на №2 — англичане таки подсунули геную с порванным ликтросом. Попытка смены стакселей оказалась безуспешной, поэтому мы начали медленно отставать от нашей группы.
Утром ветер в очередной раз уменьшился до состояния несения полной парусины. На мою реплику, что пора нести геную№1, Филипп ответил, что ее нет на борту… И тут мы поняли — это же такой род войск, стройбат называется. Им в бой даже оружие не дают, они и так всех…
Решительным движением мы засунули в наветренный ликпаз порванную вторую геную, смайнали третью, и стали восстанавливать свои позиции во флоте. Надо отметить, что по-прежнему шла контактная борьба — рулежка велась по ближайшим соперникам, настолько плотно шел флот.
К Франции, нагоняя первую половину флота, мы подошли плотной группой, когда ветер окончательно стих до штилевых полос и ушел на Север. Филипп с тоскою в голосе сказал: генакер. Мы, не поняв его тоски, быстренько выкинули генакер. Как это уже стало нормой, все четко и по расписанию. Филипп сказал — готовимся к джайбу — будем лавироваться. Его напрягало с неопытной командой каждые 10 минут крутить джайбы. Делаем джайб. Тишина 5 секунд. Возглас Филиппа — «Ребята, нам пора заявляться на кубок Америки!» Настроение шкипера поднялось, и тут нам, как истинным джентльменам, и начало везти.
Филипп вошел в кураж на руле, мы достойно работали на шкотах и джайбах. Потрясающая рулежка английского шкипера, которую надо видеть и пытаться понять, дала свои плоды. Результат — к ночи, уже по темноте, мы заползли на финиш, оставив всех тех, кто был перед нами — а это было около 30 яхт, в ночи в полном штиле с результатом DNF. Из рации неслось потрясающее «Яхта УУ сходит с гонки». И это продолжалось много, много раз. Кстати, после подведения официальных итогов гонки несколько яхт исключили из списков участников Фастнета, как не прошедших квалификационную гонку.
Расписание наших авиарейсов и чисто по гоночному спланированный рацион питания на борту не позволяли нам зайти во Францию, тем более, что не все взяли паспорта на яхту, явно полагая, что мы вышли прокатиться в прямой видимости Англии. Финишировав, мы развернулись и пошли домой, как сказал весь экипаж.
Так интересно это происходит в жизни — русский экипаж, собравшийся из разных городов России, финишируя во Франции, сказал идем домой, имея в виду Каус. Оказывается, он не такой уж и холодный и противный, особенно если мы живем в частном домике с прекрасными душевыми и спальнями. В подарок за нашу любовь к Англии погода на следующий день сделала исключение, как сказал Филипп Кребин — на ясном небе взошло солнце и задул бакштаг 20 узлов. Решив не рисковать боевым генакером, поменяли его на промежуточный, и с уменьшенной парусиной полетели 10 — 12 узлов в Англию.
В итоге мы заняли 48 место из 160 яхт, что отображено на сайте RORC и получили путевку на последнюю квалификационную гонку Chanel Race, которая пройдет 30 июля.
Итогом команды, возглавляемой одним из мировых легенд парусного спорта, стало осторожное подведение итогов Филиппом Кребином — нам наконец-то выдадут настоящую боевую парусину, по нашим замечаниям будет перенастроен такелаж мачты, квалификация экипажа была признана достойной для полноценного ведения оффшорной гонки.
С Англией, несмотря на ее ворчливую морось, расставались тепло. Акватория, забитая парусами, Ла-Манш, спокойно пропускающий лавировку флота из 170 вымпелов — как это все не похоже на тот дом, где мы живем. И в очередной раз у всех вставал вопрос, что же такое дом? Это то, где ты родился, или то место, где ты себя чувствуешь, как … (место для ваших ощущений после удачно завершенной гонки).

Артем Брум
Школа «Тактик» для Клуба «600nm»