Бесшовное удаление катаракты

Битва за Шербург

С 13 по 20 июня команда клуба «600 миль» провела свою первую тренировку в Англии. К неожиданным техническим сложностям, которые вынудили пересмотреть график подготовки и провести замену лодки, дополнительных прелестей добавила английская погода.
Большая область низкого давления зависла в начале недели в 200 милях к западу от Ирландии и к середине недели начала съезжать в нашу сторону. К пятнице еще один циклон словно из рогатки пульнуло в юго-западном направлении. Ночами остров Уайт и окрестности заливало сильными дождями, днем, даже при ярком солнце температура не поднималась выше 17 градусов. Первая тренировка прошла еще при 5-6 баллов юго-западного ветра. Затем он окреп до 7-8, и в ночь гонки поднял в Канале пятиметровую волну с прогнозом в девять баллов.
Шкипер, Филип, пощады команде решил не давать и пленных не брать. Подъем в 7 утра, несколько часов теории — и на воду. По возвращении на базу — разбор полетов, который останавливал только робкий намек, что кухня в ближайшем пабе в десять закроется. 
Всего за несколько дней экипажу, который впервые встретился на борту гоночной яхты, предстояло не просто притереться друг к другу, но стать единым, функционирующим механизмом.
Предварительно роли распределились следующим образом:
  • баковый Кирилл Ершов
  • мачтовый Александр Дубровский
  • пианист Илья Прусов
  • шкотовый правого борта Родион Полоскин
  • шкотовый левого борта Андрей Озеров
  • гротовый Расим Полоскин
  • рулевой Евгений Жеребенков
Филип Креббин
С учетом небольшого гоночного опыта у большинства из экипажа, Филип, с британской невозмутимостью, назвал поставленную перед ним задачу «очень интересной». 

Героями первого дня были безоговорочно признаны баковые. Кириллу и Саше пришлось в боевых условиях осваивать гигантский симметрик и рею-переросток Стимсона. Причем Александр в тот день впервые ступил на борт яхты. Впрочем, ни в одной яхтенной школе вас не научат поворотам фордевинд под спинакером у подветренного берега при ветре в 5 баллов. Небольшая заминка, ошибка на шкоте — и мы на мели. Конечно, посадка на мель здесь, в Соленте, не считается чем-то из ряда вон. В азарте гонок кто-нибудь регулярно вылетает, пытаясь выгадать секунды. Филип дал наглядный урок, что шевелиться нужно быстрее. Урок стоил вечернего похода в парусную мастерскую и 36 фунтов за починку спинакера.
В ходе вечернего разбора ошибок и итогов первого тренировочного дня было решено обкатать команду в длинном переходе по дистанции классической гонки вокруг острова Уайт. Весь Каус уже был увешан баннерами Round the Islan Race, через неделю здесь на старт должны были выйти 1900 вымпелов. Но сейчас море было пустынно. Устойчивый SW6 выдавал порывы в 36 узлов. Мы немного припозднились с выходом, провозившись с парусами. В мастерской не успели подлатать наш тренировочный кевларовый стаксель №3, у которого накануне поползла из лик-паза передняя шкаторина. 
Наконец владельцы лодки нашли нам третий номер на замену — можно выходить. Причем, без промедления, пока приливное течение еще позволяет проскочить в игольное ушко пролива Нидлз. Большая часть экипажа впервые у видела эти знаменитые скалы, но фотосессию вместе со стакселем оборвал налетевший порыв. С громким хлопком наш кевларовый третий номер разлетелся на британский флаг.
Баковая команда вновь оказалась на высоте, быстро упаковав покойника в кису. Из запасов был извлечен дакроновый стаксель №4, и лавировка к западной оконечности острова Уайт продолжилась.
На последнем часе полной воды у самого узкого, западного выхода из Солента сталкиваются два противотока, поднимая толчею волн. Сильный ветер поперек сулоя только добавляет радости путешествию. У маяка Нидлз вода скрывает пару затонувших кораблей, на которые кто-нибудь периодически выскакивает в гоночном азарте.
Остров Уайт имеет в проекции форму ромба — или, как романтично говорят островитяне, бриллианта. Классическая дистанция островной гонки проложена против часовой стрелки. В нашем варианте при постоянном западно-юго-западном ветре это означало мордотык в Соленте, и двадцать пять миль попутняка в Ла Манше. 
Обогнув маяк Нидлз, команда растравилась до бакштага и, наконец, свободно вздохнула, разлегшись морскими котиками поперек широченного кокпита. По зрелом размышлении, спинакер решили не ставить. Ветер с порывами до 8 баллов поперек течения поддавал под зад короткой волной, не давая рулевым расслабиться. Отработка лавировки в бакштаг даже под стакселем выходила жестко. Спинакер и силы решили приберечь до гонки в Шербург. Но — не убереглись. Один особо жесткий фордак с попыткой поймать волну закончился погнутым гиком.
Трудно сказать, была ли эта импровизированная гонка вокруг острова нашей тактической ошибкой в программе подготовки. 
Безусловно, команда приобрела бесценный опыт и проявила способность спокойно и слаженно действовать в экстремальных ситуациях. Даже с учетом всех происшествий мы завершили оборот вокруг острова с очень неплохим результатом в 7 часов 31 минуту. Через неделю, другой гоночный экипаж Russian Racing Club на этой же лодке прошел примерно в тех же условиях гонку Round the Island за 7:49:57. Причем, из 1900 участников 436 сошли с дистанции, а береговая охрана приняла 64 вызова. Три катамарана и тримарана перевернулись. Так что, мы могли бы неплохо выступить — но нашей целью была гонка в Шербург. Участие в которой теперь оказалось под очень большим вопросом.
Поначалу специалисты из SeaTech давали вполне оптимистичный прогноз на ремонт гика — правка, установка усиления. Гик был снят и доставлен в мастерскую, но утром выяснилось, что работа займет не меньше суток — без учета разборки и сборки. До старта гонки оставалось всего 10 часов. Решить проблему можно было только заменой всей шестиметровой секции. При условии, что замену привезут в мастерскую до 1400.
Подходящую секцию удалось найти в Портсмуте. Но, увы, слишком поздно. Только в пять вечера, новенькая, упакованная в полиэтилен, она сиротливо лежала на палубе. А рабочие из мастерской разошлись по пабам наслаждаться уикэндом. Вернуть их на сверхурочные не могли никакие посулы.
Еще теплилась надежда, что Королевский Клуб Океанских гонок отложит старт на 12 часов. Прогноз на ночную гонку обещал 9 баллов с юга, юго-запада, и волну до шести метров. Но, в итоге, старт состоялся согласно утвержденной гоночной инструкции. Комитет только напомнил яхтсменам фундаментальное правило номер четыре:
4. РЕШЕНИЕ УЧАСТВОВАТЬ В ГОНКЕ
Только яхта ответственна за свое решение принять участие в гонке или продолжить гонку.
В 1900 мы стояли на причале, провожая лодки, уходящие в гонку под грохот пушек Королевского Яхтенного Эскадрона. Без нас. Двусмысленным утешением было только то, что вместе с нами на старт не вышла еще треть флота из ста заявленных лодок. Циклон завис прямо над головой, и на старте в Соленте царил такой закисон, что промахнувшимся мимо первого знака едва удавалось на полном курсе вернуться обратно против приливного течения. Трудно было поверить, что на востоке, у выхода из Солента лодки подкарауливает свирепый ветер и вздыбившиеся волны. 
Одетые в клубные пиджаки яхтсмены и дамы в коктейльных платьях, вместо сумочек придерживающие под мышкой поношенные яхтенные сапоги, отмечали шампанским старт Morgan Cup — одной из старейших гонок сезона. Наша команда получила официальное приглашение пропустить по бокалу вина в престижнейшем и закрытом клубе London Royal Yacht Club, где стены украшают положения о гонках 30-х годов девятнадцатого века.
Надо сказать, что к единственной русской команде, заявленной на Фастнет, отношение у британцев особое. Кроме уже упомянутого лондонского яхт-клуба нам открыли доступ в еще более консервативный и закрытый Island Sailing Club. 
Там можно в буквальном смысле пощупать историю — например, швартовную утку с корабля одного из первых британских яхтсменов — короля Георга VI.
Узнав о проблемах с гиком организаторы даже готовы были пойти на беспрецедентный шаг — сделать для нас отложенный на один час старт Morgan Cup. К сожалению, нас это не спасало. Максимум, что удалось сделать в этих обстоятельствах — найти лодку под замену и продолжить тренировки. Что мы и сделали.
Утром от гоночного комитета пришло трагическое известие. В ходе ночного шторма погиб один человек и экипажа яхты Lion. 46-летнего британца смыло с палубы в 17 милях от острова. Хоть и был на страховке, и команде удалось втащить его на борт, откачать не смогли. Сердечный приступ. Причем, в команде был врач.
Из ста изначально заявленных в гонку лодок до Шербурга добралось только 35.
Следующая квалификационная гонка по маршруту Каус — Сан Мало запланирована на 8 июля. Нам необходимо пройти ее во что бы то ни стало.
И да, кстати, в экипаже еще есть места.